Мы переехали!
Мы переехали!
Графский переулок дом 9, помещение 12-Н
До встречи!
Журнал "Зелёная стрела"
Меню раздела

Дизайнерские фитоценозы и роль аборигенной флоры

Дизайнерский фитоценоз — это результат перевода с языка дикого растительного сообщества на язык человеческой культуры. Для чего переводить язык растительных сообществ? В  общем-то, с  одной целью: городские и  пригородные ландшафты совершенно радикально отличаются от исторических экосистем, которые когда-то существовали на данных территориях. Представьте окрестности вашего дома, а затем представьте пейзаж, который существовал здесь же, но тысячу лет назад. Процесс урбанизации полностью изменил экологические условия.

У дизайнерских фитоценозов есть возможность отражать эти изменения, объединяя ограниченный выбор наиболее приспособленных видов. Или же в такие фитоценозы могут входить виды из разных мест распространения. Тогда они будут дополнять палитру местных видов, особенно когда не все местные растения можно найти в продаже.

Вторая причина, по которой мы создаем дизайнерские фитоценозы, — усилить значение посадок для людей и удовольствие, которое они доставляют. Для достижения этого результата можно увеличить количество цветущих видов, чтобы сделать такое сообщество более красочным. Либо можно упрощать палитру растений, одновременно подчеркивая природные шаблоны, чтобы сделать посадку более упорядоченной и читаемой.

В дизайне по типу разнотравно-злакового сообщества можно разместить акцентирующие многолетники плотнее друг к другу, чтобы сделать их дрифты еще более заметными. В зеленых насаждениях лесного типа отдельные виды подлеска можно повторять ритмично, чтобы добиться более выразительного эффекта весной. Повторение знаковых групп (элементов рисунка) помогает сделать фитоценозы более читаемыми и эстетичными.

Дизайнерские фитоценозы представляют собой гибрид садоводства и экологии. И по этой причине мы хотим отделить создание дизайнерских фитоценозов от процесса, известного в экологии как реставрация природных фитоценозов. Конечно, дизайнерские фитоценозы действительно могут выполнять множество экологических функций. Но они не обязательно являются настоящими экосистемами.

Хотя авторы книги оптимистично расценивают экологический потенциал дизайнерских фитоценозов, в этом смысле все-таки нужна некоторая беспристрастность. Растительный покров, возникший природным путем, — это результат миллионов лет естественного отбора и череды сукцессий. Очень сомнительно, что какое-то дизайнерское озеленение сможет воспроизвести всю динамику реальной экосистемы. К тому же, нам еще многому нужно научиться. Поэтому, до тех пор, пока исследования не продвинутся вперед, мы будем считать, что дизайнерские фитоценозы ближе к области садоводства, чем экологии.

В концепции дизайнерских фитоценозов отсутствуют догмы о влиянии происхождения растений на их использование в посадках. Группа может быть составлена из «интернациональной» смеси видов или полностью местного разнообразия. В принципе, растительное сообщество можно составить полностью из экзотических видов и все равно достичь экологических процессов, схожих с теми, которые протекают в естественных местных фитоценозах. Такой взгляд отличается от  позиции небольшой, но  шумной фракции в  движении «за местные растения», которая считает все неместные виды чуждыми сфере экологии. Это неправда.

Все виды — местные и экзотические — занимают специфичные экологические ниши, и все взаимодействуют с  окружающей средой и  другими растениями. Убеждение о прирожденном превосходстве местных растений проблематично тем, что оно игнорирует реальность: наши города и мегаполисы окружены неместной растительностью.

Плотные дрифты горца змеиного и касатика сибирского в матрице молинии сизой в имении Трентэм — стилизованная картина лугового рисунка.

Действительно, могут быть экологические выгоды конкретно для некоторых местных видов, но экзоты тоже могут играть важную роль в формировании растительных сообществ. Безусловное исключение — когда растение в процессе жизни потенциально может распространиться за  пределы места его выращивания и заменить или разрушить природные фитоценозы.

Наше внимание сосредоточено на растениях, естественно адаптировавшихся к своим специфическим местообитаниям. Это та самая взаимосвязь растения с  местом, которую мы хотим повысить в статусе. Именно по этой причине местные виды могут и, вероятно, должны стать отправной точкой для развития высококачественных дизайнерских фитоценозов. В большинстве случаев местное растительное сообщество, как базовая точка начала проекта, может упростить дизайнерский процесс.

Для того чтобы дизайнерское озеленение стало фитоценозом (сообществом), должны быть соблюдены два условия. Во-первых, нужно, чтобы все выбранные растения были способны выживать в  схожих условиях местообитания. Очевидно, что пустынная агава и касатики из заболоченной местности не смогут сосуществовать вместе и сформировать саморегулируемое сообщество. Желательно, чтобы совместимые друг с другом виды были способны расти и процветать при одинаковых стрессовых экологических ситуациях и воздействиях внешних факторов. Второе непременное условие такого фитоценоза в том, что растения должны быть совместимы по параметрам их конкурентных стратегий.

В ходе эволюции растения приспособились жить среди других растений, а не как одиночные индивидуумы. На этом краю водоема (на фото) переплетаются рогоз широколистный, разные виды камыша, осоки и посконник пронзеннолистный.

Понимание законов этих разных конкурентных стратегий — ключ к долговечной посадке. В отношении этих двух условий у естественных фитоценозов есть врожденное преимущество. Проще говоря, растения, которые живут вместе в  дикой природе, с  большей вероятностью будут гармонировать в схожем искусственном ландшафте.

В  случае, когда действительно есть альтернатива в виде экзотического растения, которое также приспособлено к данным условиям, то выбор видов за пределами существующих фитоценозов только увеличивает нагрузку на дизайнера. Ведь он должен понять, как растение будет вести себя в новом для него сообществе.

Сочетания растений, которые уже существуют в природе, в какой-то мере проверены «в боевых условиях». Многие из таких сообществ продержались тысячи лет. И чем более наша комбинация отличается от природной, тем выше риск. Вероятно, наиболее веская причина начать с природных фитоценозов состоит в том, что такой участок будет вызывать ощущение аутентичности. Длительная, органичная адаптация растения к  месту приводит к  гармоничным взаимоотношениям, которые сам дизайнер практически не  способен полностью воспроизвести.

Рассмотрите внимательней красоту малейших моментов из жизни дикой природы: как яркие краски лишайников и мхов сбалансированы более нейтральными оттенками каменистых обнажений и окружающей сухой травы; как контрастируют текстуры папоротников с кустарниковой пустошью в скалистой горной местности, создавая непринужденный ритм на влажном лугу; и как контуры высохших соплодий «протыкают» словно бы подернутые дымкой соцветия злаков.

Именно совокупность всех этих деталей передает настоящий дух места. Конечно, хорошо выполненный дизайн экзотического ансамбля также может дать нам приятное ощущение соприкосновения с  природой. Но  это будет практически полностью зависеть от  способностей дизайнера. Задача будет легче, если начать дизайнерский процесс с использования палитры растений, которые природным образом эволюционировали вместе.

У природных фитоценозов часто имеются все разнообразнейшие составляющие, так сказать, полный список ингредиентов, необходимых для воплощения рецепта по созданию жизнеспособного и устойчивого дизайна. Дизайнерские фитоценозы подчеркивают экологические характеристики, а не страну происхождения растений.

Мы заинтересованы в практических решениях, а не в идеологической догме. Сочетания акклиматизированных экзотических и местных региональных видов могут расширить не только возможности дизайнера, но и экологические функции посадки. Это позволяет дизайнеру быть более гибким в комбинациях разнообразных видов для создания различных образов природных фитоценозов, включая и сочетания растений, которые невозможно встретить в дикой природе.

Из книги "Посадки в пост-природном мире" Томаса Райнера и Клаудии Вест (ЧИТАРИУМ, 2018).

Если вы читаете эту статью, вам может быть интересна эта программа: