Мы переехали!
Мы переехали!
Графский переулок дом 9, помещение 12-Н
До встречи!
Журнал "Зелёная стрела"
Меню раздела

Как открываются сады. Впечатления участника I Форума РООС

01 августа 2018 года в конференц-зале «Зелёной стрелы» состоялся I Форум Русского Общества Открытых Садов. Латинское слово «форум» (торжище), подразумевающее некое широкое представительное собрание, несколько смущает, ибо величие данного собрания не столько в представительности и масштабах, сколько в том, что на нём впервые собрались организаторы нового для России движения и садоводы, уже открывшие свои прекрасные сады для всех.

I Форум РООС

О состоянии и перспективах развития движения говорил Дмитрий Баранов.

Оказывается, в РООС уже десятки участников, каждый год открываются всё новые и часто необыкновенные сады. В «чудный сад» Ларисы Ивановой, что во Владимирской области, мы едем в следующем году, а в японский сад Глеба и Екатерины Успенских — послезавтра. Мы много ездим по зарубежным садам, но пришло время шире знакомить иностранных садоводов с нашими садами. У нас есть что показать. В этом году мы принимаем несколько иностранных групп — итальянскую, чешскую, немецкую и эстонскую.

Думаю, что представляя следующего выступающего — Ирину Семёновну Пыжикову, Дмитрий Баранов не ошибся, называя её сад первым в современной России частным открытым садом. О своём саде ещё десять лет назад она рассказала читателям «Вестника цветовода» и открыла его для них, за что все её так крепко полюбили. Редакцией была учреждена награда для выдающихся садоводов — «Золотая лейка». Получила её и Ирина Семёновна. «Лейка» и сейчас в саду на виду. Такой это человек, открытый миру, — родилась в Литве, училась в Париже и Брно. Она и в Ингерманландии заборов не признаёт. Когда купила участок 36 лет назад, то первым делом убрала изгородь из тополя и акации. Сейчас у неё низкое ограждение, лишь обозначающее пределы участка, с улицы сад как на ладони. Хочешь — смотри оттуда, хочешь — заходи. Вообще, люди проходят, видят, интересуются. Например, недавно в саду «самотёком» побывала небольшая группа французов, путешествующих по России на велосипедах. Посмотрели, познакомились и остались ночевать.

Ирина Семёновна живёт в расположенном между Пушкином и Павловском посёлке Тярлево, что старше Петербурга. При некоторой поддержке местной власти, под её началом создано серьёзное садовое сообщество, где любители собираются, учатся, общаются, растут как садоводы. Четверо из них уже объявили свои сады открытыми.

Создавая красоту, ты творишь добро.

Слушая Ирину Пыжикову, поражаешься её знаниям, многоопытности, «правильности». Для неё сад — не «дача», не место отдыха. Она всю свою жизнь «живёт на земле», где насаждает и красоту, и картошку. Убеждена, что «создавая красоту, ты творишь добро», и грех не поделится им с другими. Хотя в ней и «борются художник и коллекционер», в саду её, как и в ней самой, всё согласовано, гармонично. Чаще всего художник мирно берёт верх. «Возраст диктует — пора отказаться от многолетников, а я тащу. А вот от борьбы с налетающими с соседнего поля одуванчиками отказалась. Сеются — и ладно, они красивые. Перечитала «Год садовода» К. Чапека и успокоилась».

Генеральная задача формулируется так: «сделать сад красивым круглый год», «межсезонье, которого у нас очень много, для меня важнее всего». Любимый сад — «где чистая графика». Видимо, поэтому предпочтение отдано хвойным и злакам. Вот ель, а «она — треугольник», как у Эдуардаса Межелайтиса в эскизе «Ель», — а под нею «зелёный мох, зелёный дымок, кудри лешего, леса простая одежда… А под ней муравей в мураве, голубая звезда сыроежки».

Яркие краски Пыжикова не любит, в её саду они бывают, но «не летом, а осенью». По словам хозяйки, получается так, что «летом в саду работаешь, а зимой можешь им полюбоваться». И она сама о красоте зимнего сада особо заботится, и зима помогает. Ухитряется насыпать множество белых сугробов, растит-сажает «зимние цветы», «в кудрях, осыпанных снегом, высокорослые сосны, как баре в напудренных буклях» (Кристионас Донелайтис «Времена года»).

Неизвестный до сих пор большинству участников Форума сад Валентины и Евгения Пономаренко из Краснодарского края, как это убедительно доказал в своей речи Евгений Георгиевич, оказался до краёв наполнен смыслами и символами.

Это подтверждает и «герб сада», который, на мой взгляд, даже проигрывает от перенасыщения, безусловно, важными и дорогими для хозяев символами. Сад четы Пономаренко большой, богатый не только символами, но и растительным содержанием, и строениями, и декоративными элементами. Там и архитектура, и скульптура, и живопись. Его можно увидеть на сайте Русского Общества Открытых Садов.

Впечатляют, если судить по фотоснимкам, красота горных пейзажей, открывающихся из сада на все стороны света, и красоты сада, его размеры. Но чего не видел своими глазами, о том молчу. Впечатлила меня широта взгляда хозяев на свой сад с высоты почти космической. Он у них, оказывается, находится на одном меридиане с Меккой, Трабзоном и Ярославлем, на одной параллели с Севастополем, Белградом и Бухарестом, а, следовательно, в центре Земли. Вот как надо мыслить, мы же ограничиваемся тем, что знаем только своих соседей и отличаем хороших от плохих. Наши знания о прошлом участка сводятся к тому, что известно нам: было ли тут прежде поле или болото, или он принадлежал такому-то крестьянину. Чета Пономаренко же установила, что через их сад и станицу Пятигорская, согласно Ясскому миру, подписанному в 1791 году, прошла граница между Россией и Турцией. А в Великую Отечественную войну в сентябре 1942 года именно здесь усилиями воинов 56-й армии был остановлен враг.

Евгений Григорьевич согласен с Фёдором Михайловичем, что «красота спасёт мир». Не знаю, насчёт мира, но семью Пономаренко, похоже, сад воодушевляет и цементирует. Как дружно и согласно они говорят о своём детище! Сколько любви, труда, умений и стараний они вложили и вкладывают в создание большого сада, в постоянное совершенствование его! Мой сад не находится на одном меридиане с Меккой, и нет в нём «тургеневской беседки» или «участка краденых роз» и даже герба, как у Пономаренко, многого и не будет никогда, но их пример вдохновляет подняться над прозой садовой жизни, взглянуть на сад, хотя бы с высоты птичьего полёта.

А вот сады Татьяны Воловик многим уже хорошо знакомы. И мне тоже — с 2011 года знаю её частный сад, и с 2016 года, созданный ею же «сад для всех» у офиса компании «Петротех» на Ленинском проспекте, 154. Материалы о садах Татьяны можно найти сайтах «Вестника садовода» и Русского Общества Открытых Садов (РООС). Побывать в них можно практически в любое время, с группой или по согласованию с хозяйкой. Рассказала Татьяна о своём пути к саду, который начинался на заре XXI века на родительской даче, об истории создания садов, даже о приборах для контроля качества продукции из нефти и газа, которые создаёт её компания.

Поделилась она и некоторыми, как любят выражаться писаки, «секретами», которые на самом деле никакие не секреты, а крупицы опыта. Например, чтобы весной уберечь хвойные от усыхания, она поливает и опрыскивает деревья тёплой (до 30 градусов) водой, прежде всего, чтобы скорее заработала корневая система. Для поддержки ослабленных растений, стимуляции и оздоровления остальных активно использует биостимулятор Крезацин, разработанный в Иркутском институте химии, и рекомендует всем опробовать его.

Любо-дорого было слушать столь интересного оратора. Татьяна — это и увлечённый садовод, и дизайнер, и талантливый организатор, и творческая разносторонняя личность, и правильная, замечательно молодая бабушка. Её делам и мыслям присущ размах и глубина. Если деревья и цветы сажать, так тысячами, если выбирать какие, так самые распрекрасные и невиданные, какие у нас ещё ни у кого не росли. Если приборы создавать, так мирового уровня. Природа не поскупилась и одарила её умом, красотой, душою, и она столь же щедро делится тем, что имеет с людьми. Смотрел и слушал, и вспомнилась мне героиня одного из стихотворений Гарсиа Лорки — Лола, которая поёт саэты (литургические песни) «среди гераний и горицвета» и в воду глядит. Очень похожей на нашу докладчицу изобразил Лолу художник В. Юрлов.

Давно дружит «Зелёная стрела» и со следующей выступающей — Галиной Георгиевной Степановой, владычицей частного парка «Усадьба Марьино» в Тосненском районе Ленинградской области.

У неё тоже неслабый замах — её владения раскинулись на 200 гектарах. Вот уже десять лет Галина Георгиевна мужественно преодолевает неизбежные трудности, с любовью и по-хозяйски возрождает разрушенные здания, осваивает запущенную прежде территорию. Работы в бывшем родовом имении Строгановых-Голицыных в основном завершены, в парке наведён порядок, устроены пруды, они зарыблены («карпов у нас много, почти, как в Версале»), построены фермы, есть и коровы, и овцы, и лошади, и страусы.

Приедете и увидите и мостики, и водопад, и шутейную крепость, и ротонду, и китайский уголок, и японский пруд, и каретный ряд, и коллекция саней. Закладывается большой фруктовый сад. Степанова, в отличие от И. С. Пыжиковой, не «против», а «за» заборы. Приходится их возводить, ставить кассу, потому, что когда всё открыто, то это провоцирует. Например, куда-то ушла большая часть из трёх тысяч высаженных розовых кустов.

Сейчас наступило время вдохнуть в усадьбу новую жизнь — «принимаем гостей, проводим мероприятия, привлекаем художников, проводим конкурсы, балы (люди надевают старинные одежды, фотографируются, гуляют по дворцу и по парку, катаются на лодках и на лошадях, летают на воздушном шаре)». С размахом проходят праздники Крещения, Масленицы, Пасхи, Ивана Купала, организовали также историческую реставрацию, посвящённую 200-летию Венского конгресса. Несмотря на «бегство» из розария, с оставшимися розами и гостями провели праздник, ведь розы так любила Наталья Петровна Голицына, частая гостья усадьбы, послужившая Пушкину прообразом Пиковой дамы. Не случайно «парадный» чепец её, как замечает автор повести, был украшен розами. В сентябре ежегодно отмечается День рождения самой усадьбы, она основана в 1811 году.

Я, хоть и историк, но не стал бы наряжаться на два часа в «исторический костюм», именуемый камзолом, и не потому, что 2000 рублей жалко. Я садовод и готов даром посадить не один десяток деревьев, но сажать «именное дерево с табличкой в английском парке усадьбы» за 25 тысяч рублей — увольте. Не стал бы отмечать и Хеллоуин, словно нам «родной» чертовщины, да цыган с медведями мало. В ответ, словно в насмешку, кто-то из гостей устраивает над усадьбой фейерверк — петарды, ракеты, фонтаны и огнестрельное оружие за 4 минуты возносят к небу его 50 тысяч рублей. «Вперёд, Россия!»

Хозяйка «Марьино» состоит в «Ассоциации владельцев исторических усадеб». Я только недавно побывал в усадьбе «Середниково», расположенном в Подмосковье рядом со Сходней, гордящейся своим первородством в Ассоциации, но мне показалось, что усадебная жизнь там гораздо менее наполненная, чем в «Марьино».

Следующим был рассказ Екатерины Успенской про «Сад воды и холмов». Начала Екатерина с рассуждений о том, можно ли создать у нас японский сад. На свой же вопрос она ответила положительно, отметив, что сад, созданный ею и мужем, которого зовут Глеб, является не чайным, а прогулочным. В этом уже через день смогли убедиться участники Форума, побывав в их саду и нагулявшись по «успенским» рукотворным холмам и водам. А в своей речи Екатерина весьма оригинально выразилась: «японские сады малогулябельны», имея ввиду, что в Японии земли мало, сады, как правило, совсем небольшие и их «видеть надо из дома». Значит, можно подумать, что их «гулябельный» сад не вполне японский. В саду множество элементов японского сада, но нет «храмика», ибо, по словам Екатерины, «если есть храмик, то нужно молиться».

Екатерина и Глеб не молятся японским богам, но основательно изучают японское садоводство, его историю, символику, стили, тонкости и стараются по возможности воспроизвести самое близкое им по духу у себя, в совершенно иных климатических условиях, историко-культурных обстоятельствах. Следовательно, у Успенских «сад в японском стиле». Он в садовом товариществе «Метростроевец» во Всеволожском районе Ленинградской области и он прекрасен. «Приезжали японцы, сказали: «Ну, это да!»

Приехали мы и повторили то же следом за японцами. Писал же Василий Курочкин в «Письме об России» ещё в 1862 году, что «под суровым петербургским солнцем в русском очень много общего с японцем».

Для того, чтобы насмотреться, в саду Успенских не хватит, пожалуй, целого дня. Столько успели они натворить за десяток с чем-то лет, настроить, насадить — красиво, часто изящно, всегда добротно. Японского много, но без перебора, не скажешь — «японщина». В роли японских выступают «отечественные» и «ассимилированные» растения, что «приближает» их сад к окружающей действительности. Самые тёплые чувства у меня вызвало то, как бережно сохранены в саду старые плодовые деревья, росшие здесь давно. Так действительно поступают настоящие японцы. Много хвойных растений, которых «по-японски» стригут, придавая «нивакские» формы. Запомнились «превращающаяся в шар» ель на островке и «шаровые уже» можжевельники. И туи, как сказала Екатерина, «постепенно приобретают японский вид».

В саду немало воды — в бетонном пруду с островком, в ручье, а в воде — рыб, для которых созданы зимовальные ямы. Там рыбки не впадают зимой в спячку, их кормят, и они всегда в лучшей форме. Камней в саду даже больше, чем воды. Есть просто выдающиеся и их не всегда отличишь от японских. Есть галечный «пляж». Есть садик камней, где чёрный гравий «изображает» рябь на воде. Местами, правда, «режет глаз» бетон. Из растений, помимо хвойных, аж 280 кустов спиреи японской, клён ложнозибольдов, хосты, которые утверждают тут дальневосточный мир. Заметны — вейгела, пузыреплодник, ива.

Побывали мы и в питомнике водных растений, где Глеб растит материал для садов, которые помогает создавать другим энтузиастам. Порадовало и то, как дружно живут Екатерина и Глеб со своими соседями — и сад их тоже оформлен в том же стиле, может не столь строго «по-японски», и калитка их распахнута для Успенских и даже для их гостей.

Воды и холмы Успенских уместились всего на 9-ти сотках, а это целый мир. И тоже созвучно с японскими представлениями о саде. Имея в виду малые размеры дома и сада, писатель Токутоми Рока писал: «в доме можно сидеть, а из сада — видеть голубое небо и он достаточно велик, чтобы гуляя по нему, размышлять о вечности». И в саду Екатерины и Глеба светят божьи дети — солнце и луна. И все четыре времени года навещают его.


Таковы вкратце мои впечатления от столь примечательного события, организованного «Зелёной стрелой», которая уже со следующего дня «полетела» по лучшим открытым садам Ленинградской области. И полёт её на радость нам продолжается.

Автор: