Обрезка древесных растений
Обрезка древесных растений
С 6 июня 2022 года
Онлайн-курс
Журнал "Зелёная стрела"
Меню раздела

Партизанская ботаника. Мел, асфальт и городские дикоросы

Поделиться

Если бы эта версия года не содержала вирус (жаль, что нельзя скачать новую и перезапустить машину), то мы написали бы нечто стандартное. Типа того, что «в Европе набирает обороты мода на партизанскую ботанику», или, как её ещё называют, «ботанику мелков», или «меловую ботанику». Нет-нет, к флоре мелового периода никакого отношения она не имеет. Речь о движении, которое началось в начале 10-х 21 века, и занимается оно… сорняками.

Если бы эта версия года не содержала вирус (жаль, что нельзя скачать новую и перезапустить машину), то мы написали бы нечто стандартное. Типа того, что «в Европе набирает обороты мода на партизанскую ботанику», или, как её ещё называют, «ботанику мелков», или «меловую ботанику». Нет-нет, к флоре мелового периода никакого отношения она не имеет. Речь о движении, которое началось в начале 10-х 21 века, и занимается оно… сорняками.

«Дикие растения моей улицы»

Сорняки на тротуаре в городе

В далёком уже 2001 году группа французских энтузиастов из Национального музея естественной истории в Париже (Muséum national d'histoire naturelle) создала ресурс, где каждый мог узнать, что за растение он видит перед собой, выходя на прогулку по привычным ему местам.

Для этого нужно было сделать фото травинки-былинки, выслать её на сайт и ждать ответа от пользователей. Потом появилось и приложение.

Сорняки наших улиц

Сайт, к сожалению, сейчас недоступен. Но интернет помнит всё, а потому он донёс до нас хотя бы изображения. Проект назывался «Sauvages de ma rue» – «Дикие растения моей улицы».

Мелковая ботаника

 

Если вы читаете эту статью, вам может быть интересна эта программа:

Но когда это движение зарождалось не было ни такого, как сегодня, проникновения интернета, ни распространения информации. Но уже тогда урбанизация была крайне высока и люди начали реализовывать потребности в единении с природой, не покидая города. Фото, наполняли онлайн сообщества, затем всё это перетекло в офлайн и очные встречи.

Энтузиасты движения организовывали экскурсии с ботаническим гидом по улицам Парижа, из которых узнавали, что же за растения населяют пешеходные дорожки вокруг них.

В интервью журналисту The Guardian один из основателей движения ботаник Борис Прессек рассказал о том, из чего родилась идея такого «ботанического туризма».
«Я хотел, чтобы люди осознали присутствие дикой растительности на тротуарах, чтобы они уважали её. Сейчас те, кто раньше никогда не уделял этим растениям внимания, признаются, что их взгляды изменились. Со мной связываются школы, чтобы я провёл с их учениками занятия о природе в городе», — рассказал Прессек.

Многие участники таких прогулок были поражены разнообразием того, что растёт в бетонных джунглях. Дети удивлялись тому, как маленькое и хрупкое на вид растение тянулось к солнцу, отодвигая камни, разламывая кое-где асфальт. Для тех, кто сызмальства бОльшую часть времени проводит за компьютером, играя в игры и смотря мультики, много увиденное казалось чудом.

Проект имел большой успех и зазвучал по-новому в январе 2017 года, когда во Франции запретили использовать гербициды в общественных местах.

Запрет не коснулся только кладбищ и спортивных площадок. А дикоросы французских улиц, как и сам проект, получили шанс и его использовали.

Большие возможности «у них» и «у нас»

Отсутствие границ в интернете даёт нам немалые возможности. Так получилось и с «Sauvages de ma rue». Идея покинула пределы Франции и оказалась в Великобритании, проявив себя движением «More Than Weeds» – «Больше, чем сорняки».

Британские энтузиасты не просто подхватили идею, но и дали ей новый стимул. Они начали не просто искать название того или иного растения, они начали сообщать его миру, нанося возле найденного сорнячка его название и выкладывая фото в соцсети.

 

Автор движения «More Than Weeds» - Софи Легуил - запустила «меловую ботанику» в Лондоне. Она тоже надписывает травы и цветы на улицах британской столицы. Дело это непростое. Причины две – штрафы и активная борьба с сорняками городских властей. 

 

«Мы сталкиваемся с таким понятием как „слепота на растения“. Однако что если надписи с названиями этих растений помогут людям взглянуть на них с нового ракурса? Конечно, я в отчаянии от того, насколько Лондон выжжен пестицидами».

На фотографии выше отчётливо видна разница между приствольным кругом при использовании гербицидов в городе и без использования оных. Разница очевидна.

Легуил считает, что растительностью можно распоряжаться по-разному. Например, несколько изменив подход, можно иметь выгоду от биоразнообразия, ведь это может помочь в образовательных проектах, или, при правильном подходе, городском дизайне, а значит, и сэкономить ресурсы.

Для популяризации идеи «Меловой ботаники» Софи удалось получить получить официальное разрешение в совете лондонского района Хакни. Пользуясь примером Хакни, она призывает власти других районов поддерживать подобные инициативы.

 

 

Увлечение Софи и других энтузиастов быстро стало развлечением для многих. Причём не только в Англии. Люди начали буквально охоту на сорняки возле своих домов. В 2019-году «More Than Weeds» сгенерировал более 100 000 фотографий, охватывающих более 340 видов растений.

Авторы проекта считают, что сдерживающей силой для развития остаётся угроза получить штраф. В Англии за любые надписи на асфальте или любых городских сооружениях можно получить 2500 фунтов штрафа.

 

 

Так что, как оказывается, «у нас тут» возможностей пропагандировать природу и зелень значительно больше, чем «у них там». И нам, в Зелёной стреле, кажется, что нашей свободой от штрафа за рисование мелом на асфальте нужно воспользоваться.

Причём сделать это может каждый. В России до сих пор многие дети навскидку знают такие названия, как спорыш, кислица, Иван-чай (он же кипрей), лапчатка. Не говоря уже о крапиве, клевере и одуванчике.

Польза крапивы

А ещё чуть ли не в каждой второй семье весной на столе появляются вкуснейшие щи за молодой крапивы или щавеля, салат из того же щавеля с лапчаткой, салат с кипреем или пудинг из крапивы. Многие ещё недавно заготавливали на зиму перетёртую крапиву со спорышем. Для зимних, но таких весенних супов. Кладезь витаминов.

Как отмечают многие европейские эксперты, «у них там» с этими знаниями проблемы. Причём даже с определением растений, не говоря уже о их кулинарных ценностях.

По результатам опроса компании YouGov, занимающейся исследованиями рынка, тенденций и опросами общественного мнения, лишь 6 % молодых британцев в возрасте от 16 до 24 лет смогли узнать на картинке дикую фиалку, а также вспомнить её название. Согласно этому же исследованию, 70 % опрошенных заявили, что хотели бы лучше разбираться в растениях.

Вот и говори потом, что, и с ландшафтным дизайном «у них там» хорошо, и экологические инициативы прут как трава по весне. Но на деле оказывается, что не так всё просто. В итоге, учитывая реалии, обнаруживаем, что наши перспективы в России, в плане экологии и зелёной политики хоть садов, хоть улиц городов, на поверку оказываются на голову выше, чем «у них».

Если подумать, то это прекрасный способ рассказать как детям, так и взрослым о том, каким разнообразным может быть наша городская среда. Есть шанс, что, увидев надпись возле растеньица, прохожий остановится, посмотрит, сфотографирует и отправит фото в соцсеть, да ещё и ребёнка приведёт показать, или друзей. Ведь растение, буквально заявляет о своём присутствии. Словом, популяризация городских дикоросов – перспективна и проста. Каждый из нас сможет внести вклад в знакомство окружающих с флорой наших городов.  Знания о природе ещё никому не мешали.

В отличии от англичан, не боясь получить штраф, мы можем преспокойно подписывать названия растений мелом, хоть возле них на асфальте, хоть ставя рядом табличку. Так мы можем популяризировать как дикие растения наших городов, так и те, которые вполне культурны. Бывает, что в трещинах асфальта прорастают и такие. Как например, во Вроцлаве в Польше. Там место прорастания двух растений стало культовым для туристов. Этому есть причина и об этом стоит сказать отдельно.

Осознание важности

Вообще, хочется верить, что пандемия нового коронавируса, посадившая весь мир на карантин, заставит людей ещё сильнее присмотреться и прислушаться к зелени, к цветам, к саду, к растениям в городе.

Возможно, что выходя из изоляции, люди захотят близости с природой и возможно британским законодателям придётся пересматривать драконовские штрафы за «Меловую ботанику». Тем более, что вся зелёная отрасль Европы уже начинает ощущать на себе последствия изоляции.

Забегая вперёд можно сказать, что нам, ландшафтным дизайнерам России и бывшего СССР, и тут  повезло больше, чем зарубежным «законодателям ландшафтной моды».

Более суровый климат на большей части России отодвигает работы в саду ближе к маю-июню. Тогда как, например, в Италии, они должны были идти уже второй волной.
Производители, продавцы и пользователи всего, что связано с цветочной продукцией на Апеннинском полуострове, вошли в такую турбулентность, что разбираться с вопросом пришлось премьер-министру.

Только по официальным данным, на момент 20 мая 2020 года, в Италии, начиная с 8 марта было уничтожено саженцев деревьев, кустарников, цветов, приготовленных для продажи, на сумму 2,5 миллиарда евро.

Подобная ситуация и в других странах, где в производстве растений занято громадное количество фирм. Сорняки в этом случае остались в выигрыше. Было не до них и они интенсивно разрастались на пустынных улицах европейских городов.

Возможно, что, когда мы, наконец, покинем стены наших домов, по меньшей мере в этом году, мы иначе взглянем на природу вокруг, захотим заиметь свой небольшой участок, или облагородить имеющийся. А заодно обратим внимание на те растения, которые растут вокруг нас. А где не растут, там их посадим. Зелёная стрела уже не раз озвучивала вопрос о партизанском садоводстве, возможно, что, когда мы все, наконец, снова выйдем на улицу, настанет пора осуществить задуманное? Подумаем, может быть, мы вынесем этот вопрос на обсуждение на 4-м Международном ландшафтном форуме «Зелёная стрела» в Крыму.

«Человек дождя», помогавший сорнякам стать цветами

Вернёмся же к упомянутому выше польскому Валбжиху и «культурным дикоросам», которые прорастают на тротуаре, возле ограды музея горного дела и авто-мото спорта на улице Айртона Сенны. Дело мистическое и завораживающее.

Улица Айртона Сенны Польша

Наверняка многие, кто в 80-е, 90-е годы увлекался мотоспортом хорошо помнят такие имена как Михаель Шумахер, Рубенс Баррикелло, Ален Прост. Однако никто из них не запомнился миру, как Айртон Сенна. Это легенда Формулы 1 и человек, чья жизнь легла в основу нашей с вами безопасности на дорогах. Хотя мы и не подозреваем об этом.

Родившийся 21 марта 1960 года в Сан-Паулу, в богатой семье, он с 4 лет сел за руль картинга и, собрав все возможные титулы, добрался до Формулы 1, где его ждала главная награда – любовь миллионов поклонников.

На треке ему не было равных в чувстве болида, в чувстве покрытия и скорости. За свои невероятные результаты в условиях гонки в дождь фанаты Формулы прозвали его «Человеком дождя». Казалось, он напрямую договаривается со стихией. Сенна быстро стал живой легендой в мире любителей высоких скоростей и зрелищных соревнований.

Соперники говорили, что Сенна беспощаден на треке. Но гонщик отличался скромностью и великодушием в жизни. И, как оказалось позже, – гораздо большей, чем можно было представить.
Хотя и на треке, когда в заездах у его соперников случались аварии, Сенна, в нарушение правил, останавливал свой болид и помогал пилотам выбраться из машины. Несколько раз он спасал соперникам жизнь и здоровье. Его собственная оборвалась на самом пике.

Гонка, в которой участвовал Сенна, не задалась с первого дня. Сначала в аварию попал Барикелло, а на следующий день в результате аварии впервые с 1982 года на трассе погиб австрийский пилот Роланд Ратценбергер. Это глубоко шокировало всех. Перед стартом следующего дня Сенна инициировал собрание гонщиков, где поднял вопрос о безопасности пилотов и автоспорта вообще. В этом направлении он планировал сделать многое.

1 мая 1994 года на Гран-При Сан-Марино его болид на скорости 310 км/ч неожиданно сорвался с трассы и ударился в бетонное ограждение. Сенну на вертолёте перевезли в больницу, но спасти его не удалось.

«Когда Айртон прибыл в госпиталь, я взглянула на него - он был бледен, лицо его было опухшим - но он оставался красивым и умиротворенным. Я заметила глубокую рану над правым глазом, она была трех-четырех сантиметров глубиной. Но откуда же столько крови под ним? Когда мы его перевернули, то поняли, что очаг повреждений внутри головы,» -вспоминала врач Мария Тереза Фиандри.

Врачам не удалось спасти гонщика. Когда с него сняли костюм, в рукаве был найден окровавленный австрийский флаг. Сенна хотел посвятить свою победу погибшему Ратценбергеру. Но никому об этом не сказал. Также, как не сказал он о том, что жертвовал миллионы в фонды помогавшие обездоленным детям и детям из бедных семей, также как не сказал, что незадолго до своей гибели он организовал благотворительный фонд, который был призван помогать бедным молодым людям в Бразилии и в других странах, как не сказал, что завещал этому фонду всё своё состояние. Он хотел превратить сорняки в цветы. И это ему удалось. До сих пор миллионы людей в мире связывают надежду на лучшее с именем скромного в жизни и беспощадного на треке «Человека дождя» – Айртона Сенны.

А что же улица в Польше? Какое отношение она имеет к статье? А вот какое!

Местные жители какое-то время после присвоения улице имени Айртона Сенны, заметили, что на тротуаре, возле забора музея, который частично посвящён великому гонщику, в марте стал пробиваться сначала тюльпан, а затем и нарцисс.

Это крайне удивило людей. Многие из них помнили, как во время ремонта улицы рабочие укладывали бетонное основание под асфальт и брусчатку.

Год от года нарцисс становился больше, да и тюльпан не отставал от своего соседа. И никто не сомневался, что это необычное явление имеет отношение к Айртону Сенне. Ведь цветы расцветали ко дню его рождения, а увядали ко дню его гибели.

Человеческое тело не выдержало противостояния с бетоном тогда, в 1994-м, но сила цветов оказалась сильнее бетона.

Может быть, всё это заставит нас иначе взглянуть на все эти сорняки, которые без чьего-либо вмешательства вырастают, чтобы прожить свою небольшую жизнь, чтобы удивить нас и поделиться своей пользой с нами, слабыми существами, которые, в отличие от них, не могут продавить бетон и устремиться к солнцу. А так хотелось бы.