Журнал "Зелёная стрела"
Меню раздела

Исторический парк в меняющемся мире

Поделиться

Вероятно, многие слышали или знают о конкурсе «Меняющийся музей в меняющемся мире». Замечательный конкурс, который дает возможность заметить и поддержать позитивные перемены, происходящие в отечественной музейной среде. Наши исторические парки, впрочем, как и все парки вообще, тоже меняются. Созвучное название нашей статьи – не случайно.

Возможно, эти перемены также станут предметом интереса общества, разных благотворительных фондов, которые смогут их поддерживать. Не все, и не сразу. Но даже если мы никогда ни одной перемены, происходящей в историческом парке, не заметим и не поддержим, они все равно будут происходить, независимо от нашего участия. В этом, пожалуй, одно из главных отличий музея от исторического парка, если говорить о них обоих, как объектах культурного наследия и достояния нации. Музей может объявить себя незыблемым хранителем ценностей – вне времени и новых веяний, оставаться архаичным по своей воле, или по недостатку ресурсов для перемен. Музей может, оставаясь неизменным по идее и основному содержанию, менять внешнюю форму и способ диалога с посетителем, улучшать само качество музейной среды, делать её более комфортной, более современной. Музей может меняться и внешне, и внутренне. Чтобы это произошло, нужна воля человека. Исторический парк – это другое дело. Он может меняться сам, по своей собственной «воле» просто потому, что сама природа исторического парка – другая, это другое «существо». Об этом «Существе» мы хотели бы начать серьезный разговор.

Исторический парк. Что это?

Вопрос не праздный. Можно ответить просто: «Это парк, который имеет свою историю». Историю, интересную как для нас, так и для будущих поколений, которую можно и нужно сохранять и передать дальше. Это парк, имеющий особое место в истории социума. Это самое малое, что можно сказать о парке. Любой парк имеет свою историю, даже созданный не так давно, например, Парк 300-летия Петербурга, или парк Зарядье в Москве. Значит ли это, что любой парк является историческим? И да, и нет. Возможно, современный парк, который имеет интересную историю, в недалеком будущем станут называть историческим. А есть очень солидные по возрасту и своему месту в истории парки, но которые утратили свою историческую идентичность, отошли в совершенно другое измерение – это уже другое «существо», которое мы не можем считать тем, чем они перестали быть.

Если быть объективным, то однозначной оценки сущности исторического парка сейчас нет даже у специалистов, которые так или иначе занимаются ими. Мы, специалисты, смотрим на исторический парк каждый со своей колокольни и видим разное. И взгляды наши могут не пересекаться.

Этому есть причина. Она известна. Недостаточные междисциплинарные связи сегодня, упразднение специальности «Ландшафтный архитектор», провал в подготовке и образовании специалистов в прошлом. Среди перегибов и нелепых решений наших правителей эпохи «строительства коммунизма» была не только борьба с космополитизмом, упразднение генетики, как лженауки, воспитание «правильных» взглядов у творческой интеллигенции. Заодно с генетикой почему-то вне закона было объявлено ландшафтное искусство, закрыт факультет садово-паркового искусства, который возглавляла легендарная Татьяна Борисовна Дубяго, такая специальность в нашей стране перестала существовать. Долгие годы ландшафтники были «пятым колесом» в разных телегах. Лесные, Сельскохозяйственные, Архитектурные вузы выпускали, как могли, в нагрузку к основной, настоящей профессии небольшое количество выпускников с садовой специализацией, которые потом занимались нашими садами и парками.

Проблема заключалась в том, что каждый вуз прививал свой взгляд на парк: агроном видел в парке «плодовый сад» и знал, как его возделывать и удобрять, инженер лесного хозяйства – лесной биогеоценоз, архитектор – смотрел на парк, как на экстерьерную архитектурную композицию; искусствоведы, культурологи, историки – рассматривали парк тоже сообразно своему профессиональному взгляду. Между тем Парк – это все вместе и сразу. И в нем нет второстепенного, но в каждый период его жизни что-то становится наиболее важным. Хочется верить, что сегодня, в век глобальных открытий и научных прорывов именно на междисциплинарном уровне, в такой области, как садово-парковое искусство мы тоже сможем выйти на междисциплинарный уровень и начать равноправный диалог между специалистами. Почему это важно не только для узких профессионалов, но и для всего общества в целом? Имеет ли вообще какое-то значение для общества состояние исторических парков и садово-паркового искусства? Или это просто допопция для социума, в котором решены вопросы хлеба насущного, который может позволить себе нечто большее?

Здесь встает вопрос о том, какой смысл вообще видит человек в создании парка? Для чего, с какой целью рождаются парки?

Но на этот вопрос с аксиологической окраской лучше отвечать после того, как задан первый вопрос познания личности: «Кто я?». Антропоморфный образ парка, как Личности, на самом деле, не столь уж абстрактная идея, у Парка действительно есть черты Личности, о которых мы поговорим ниже.

Итак, вопрос первый: «Парк. Кто я?»

Любой парк – это Живое существо. Вернее, сообщество, взаимосвязанная система, видимых и невидимых глазу живых существ, которые все вместе образуют экосистему. Это рукотворная экологическая система, живой организм, который дышит, растет, развивается. У него есть возраст, у него есть время жизни, и время смерти. Если все идет хорошо, экосистема сбалансирована, время жизни может быть очень долгим. И в этом парк похож на человеческое общество: народ может жить тысячу лет, если есть смена поколений и жива память народа. Парк тоже может жить тысячу лет – но обычно живет меньше: часто нет естественной «смены поколений», когда старые деревья незаметно сменяются новыми. Некоторые исторические парки – это «дома престарелых», которым предстоит пережить период тотального обновления. Бывает, что нарушается экологическое равновесие, в основном, по вине человека. Парку приходится плохо, он болеет, становится немощным. И как всякое живое существо, парк меняется: каждый год, каждый день, иногда каждый час. Архитекторы, проектируя здания, решают много задач. Но представьте себе, что им нужно спроектировать «здание», которое само по себе будет расти, увеличиваться в объемах, менять свои очертания, менять свою окраску, каждая стена будет «конкурировать» с другой за место под солнцем, при этом само «здание» все-таки должно оставаться пропорциональным и гармоничным. Сам уровень постановки задачи иной, нужно не только понимать, но принимать «живую сущность» объекта, для того, чтобы заниматься его проектированием.

Парк - не только «живое существо», это еще акт творчества человека, рукотворный объект, который создается человеком для человека. Все законы гармонии и композиции, которые работают в искусстве и архитектуре, применимы и к парковому пространству также. Поэтому мы, принимая живую сущность парка, принимаем также и его архитектурную сущность, т.е. его ландшафтную архитектуру. Исторический парк – это объект ландшафтного искусства и ландшафтной архитектуры. Парк – это произведение искусства. Уникальная и единственная в практике человека ситуация: возможность создать живое и совершенное произведение искусства одновременно. Сады и парки дают такую возможность.

Парк – это «место». Место, которое обращено к человеку и которое дает человеку возможность находиться в нем, удовлетворять самые разные человеческие потребности: отдых, досуг, общение и уединение, познание, развлечение. Парк – это место жизни человека.

Парк – это история. Исторический парк, сохранивший и транслирующий нам эту историю – это объект культурного наследия, наше общее достояние. Иногда парк является еще и музеем-заповедником и несет на себе функцию сохранения наследия. Это отдельный и большой разговор.

Декларация музея-заповедника не дает ответа: как сохранить то, что меняется само каждый год. Парк, как музейный экспонат, в запасники не спрячешь. Нужно сохранить «гений места», душу Парка, его «умонастроение», его характер. Но для этого нужно понимать парк, уметь задавать ему вопросы и получать ответы.

Если вы читаете эту статью, вам может быть интересна эта программа:

Парк – это ещё и «слово». Это идея, которую закладывает в свое парковое творение автор, и транслирует эту идею современникам. Сегодня семантика садово-паркового искусства стала малопонятна обществу. Об этом говорит в своих трудах академик Д.С. Лихачев: «Потеря умения «читать» сады как некие иконологические системы и воспринимать их в свете «эстетического климата» эпохи их создания находится в связи с тем, что за последние примерно сто лет резко упала способность иконологических восприятий и элементарные знания традиционных символов и эмблем вообще. В разные эпохи в зависимости от господствующего стиля, от господствующей философии способы обращения к слову, молчаливые напоминания о слове были различны. Сад «просил» о разном, подсказывал различные размышления и предоставлял для этого различный же материал, различную организацию материала, особенно в тех случаях, когда этот материал был близок. Сад мог требовать от своего посетителя то шутки, то меланхолии, то удивления перед богатством и разнообразием мира, то религиозного восторга, то радовал его простой живописностью открывающихся видов» (Д.С. Лихачев «Поэзия Садов»).

Так что же? Если мы, что-то не слышим и не понимаем, то это наша «глухота». Это не значит, что с нами не говорят. Парки, сохранившие свое лицо, свою историю, «говорят». Даже если мы не все понимаем, мы чувствуем это по особой наполненности места скрытым контекстом.

«Итак, сад – это целая история, сценарий, направляющий посетителя на эмоции, размышления, созерцание; это не мертвый, а функционирующий объект искусства. Его посещают, в нем гуляют, отдыхают, развлекаются – в каждую эпоху по-своему».

(Д.С. Лихачев «Поэзия садов»).

Говоря о семантике парка, сада, о «слове» и смысле, заложенном в парковое пространство, мы вплотную подошли к следующему вопросу познания Личности Парка: для чего, с какой целью создаются парки? В чем «смысл жизни» Парка?

Зачем создают Парки?

Это интересный вопрос. Любой прохожий на улице даст нам ответ: «Парки создают для того, чтобы в них гулять». И будет прав. Дома строят для того, чтобы в них жить, сады и парки – для того, чтобы в них гулять.

А Храмы? Для чего строят храмы? А Музеи? Театры?

Это сегодня, в наше время, мы наделяем парки только «профанным» смыслом. Но так было не всегда. Парки родились и существовали на протяжении тысячелетий как сакральные пространства. Парк – это первый храм. И первый театр. И музей. Первый диалог с Высшими силами происходил в священной роще. Сад – это модель идеального мира, созданная человеком на Земле, по сути – Эдем, рай на земле.

Для мировых правителей стран строительство парков во все века было не просто прихотью или забавой, а представлением, репрезентацией своей власти над окружающим миром (который, как правило, был враждебно настроен по отношению к всемогущественному монарху). От места уединения, размышлений и философских бесед во времена Древней Греции, Парк к началу XVII века превратился в мощный инструмент монаршей воли и порядка. Его показывали наряду с самыми красивыми драгоценностями, в него вкладывали целые состояния и обрушивали бюджеты стран для поддержания имиджа самой богатой державы мира. Пример тому – блистательная Франция и ее главный бриллиант – королевский парк Версаль Людовика XIV, для устройства которого опустошили государственную казну. Под непосредственным влиянием версальских впечатлений, полученных Петром Iво время официального визита во Францию в 1717 г., русский царь сформулировал собственную идейную и архитектурную программу резиденции в Стрельне, которую затем перенес в Петергоф (С. Горбатенко. Архитектура Стрельны). И не случайно, что к парку Петр проявил больший интерес, чем к дворцу, а более всего его увлекли фонтаны и другие гидротехнические затеи.

Идейная подоплека Версальского комплекса, заложенная королем-солнцем и его мастерами, заключалась в прославлении монаршей власти, но важнее этого для Петра было понимание роли садового искусства в репрезентации власти, в утверждении ее престижа (С.Мезин. Петр I во Франции). Так, версальский лабиринт на темы басен Эзопа обернулся в Петергофе аллеей фонтанов, располагавшихся в трельяжных нишах и украшенных скульптурными композициями на сюжеты басен Эзопа, а также на темы притчей из книги «Зрелище жития человеческого». Сюжеты для фабульных фонтанов выбирались Петром такие, которые, помимо морального назидания, могли иметь актуальный политический смысл. Подобные «образовательные» фонтаны немного позднее были устроены в Летнем саду, который уже в начале XVIII века стал образцово-показательной площадкой для продвижения царем новых идей в жизни общества.

Таким образом, Парк становился «смысловым носителем», просветителем и новатором.Об этом мы сейчас может и не задумываемся, даже не подозреваем, но Парк, по мнению Д.С.Лихачева, – это маркер «эстетического климата эпохи», это отражение развития и состояния общества, его умонастроений, устремлений. А для элиты общества, тех, кто стоит во главе – это способ выражения и продвижения своих взглядов и идей. В авторитарном обществе парк – это ещё и мощное средство пропаганды образа мыслей и взглядов, это политический инструмент.

Таким же «носителем идей» в России Парк оставался и во времена расцвета социализма, начиная с 30-х годов XX века и заканчивая послевоенными пятидесятыми-шестидесятыми. Только называться он стал ЦПКиО. Многие еще помнят это обилие аттракционов, цветников, скульптуры, фонтанов, эстрад на открытом воздухе, танцплощадок, ларьков с пирожками и газировкой. Манифест «коммунистического рая» - здесь и сейчас. Жили бедно, плохо одевались, ютились в коммуналках, трудились на заводах и фабриках, у станков.

Но продемонстрировать, что «рай» здесь, близко, вот-вот настанет, Властям было необходимо. И они демонстрировали: строили ВДНХ, открывали в каждом городе ЦПКиО – «райский сад для советского гражданина», здесь и сейчас. С упадком и крушением социализма упали и обрушились «райские сады» - ЦПКиО. Нищета, ветхость, запустение в наших парках 90-х годов также хорошо известно многим.

История «переосмысления» знаменитых дворцово-парковых комплексов в советскую эпоху заслуживает отдельного рассмотрения. Ведь что произошло? После революции дворцовым паркам, как «деклассированным аристократам», приказали служить народу. Дворцы и парки раскрыли свои двери победившему пролетариату, появился новый смысл. Исторические дворцовые парки были мобилизованы исполнять роль ЦПКиО, принимать в свои объятья для отдыха и развлечения толпы посетителей. Дворцы- кому повезло, - стали общедоступными музеями, кому не повезло – стали ведомственными объектами. Парк неразрывно связан с историей и жизнью общества. Парк служит обществу. Каждая новая веха истории, поворот времени задает парку новую задачу.

Мы живем во времени становления Новых Смыслов Новой Эпохи. Что делать теперь историческим паркам? «Коммунистический рай» рухнул, «Райские сады» эпохи социализма отошли в прошлое. Отпала ли у исторических парков миссия ЦПКиО? И какова НОВАЯ МИССИЯ исторических парков? Это серьезный вопрос. Каждый парк должен пройти через осмысление своего «Я» и смысла сегодня. Как это будет происходить? Как и через кого парк будет это транслировать?

Сегодня можно выделить три аспекта развития и жизни исторических парков: во-первых, создаются новые парковые пространства (типа Зарядья), которые по своему значению уже исторические, манифест современной России. Во-вторых, происходит «дикая реконструкция и реставрация» исторических парков с потерей аутентичности и всякого смысла вообще. В-третьих, живут и продолжают меняться исторические парки, которые не утратили исторической идентичности и могут предстать перед обществом как уникальная личность, со своим смыслом и системой ценностей. Для этого нужно работать. Нужно сделать так, чтобы язык парка стал понятен и доступен посетителю, чтобы система ценностей парка транслировалась посетителю современным языком и также была доступна.

Уважительное отношение к парку складывается из многих факторов, также, как уважение к человеку. «Одежка», внешний вид (запущенный парк с ржавыми урнами и кривыми скамейками никогда не вызовет уважения, разве что жалость), система коммуникаций и навигации, логистика, коммуникабельность, информативность, комфортная среда, эмпатия и т.д. Это все должен предлагать парк. Да и много еще чего.

Парк – это отражение «Эстетического климата эпохи». А какой у современной эпохи климат? У нашего общества сейчас какое состояние, умонастроение и в чем его суть? На этот вопрос пока не ответили толком ни политики, ни социологи. Мы в поиске новой «национальной идеи» и во власти отечественного капитализма с остаточным багажом ценностей социализма, которые постепенно растворяются в «ценностях» общества потребления. Переходный, так сказать, этап. Ценность извлечения прибыли и получения выгоды, ценность денежных знаков – вне конкуренции. Мы живем в эпоху, когда потребление становится основным развлечением и даже стилем жизни. Смогут ли наши парки избежать образа «торгового центра», который превалирует сейчас практически в любом общественном пространстве? Это вопрос времени, вопрос позиции общества, позиции власти.

Парк, по-прежнему, может быть мощным средством идеологической пропаганды, проводником идей и позиции Власти. Да, современные общественные сады и парки могут быть большими торгово-развлекательными площадками, в будущем будут создаваться тематические коммерческие парки – фабрики развлечений и впечатлений. Это нормально. Но нашему обществу нужны маркеры заботы об общественном благе, символы процветания и благополучия. Современные, благоустроенные, комфортные общественные пространства, публичные Парки – как раз такие символы благополучия. Это нужно нашему обществу. И мы видим, как эти символы начинают проявляться.

Существующие исторические парки в новом и постоянно меняющемся мире могут идти разными путями. Главное, чтобы это не были одновременно противоположные пути. Начинать нужно всегда с цели и смысла, осознания своих ценностей, умения отделить главное от второстепенного. Нужно начинать диалог с посетителем, с обществом, чтобы донести заложенные в Исторический парк первоначальные смыслы и ценности. Нужно думать о том, как сохранить главный смысл парка в современной жизни, сделать исторический парк нашим современником и собеседником.

Фотографии авторов

Сочивко С.В., ландшафтный архитектор компании «Карельский стиль»
Волкова О.Д., главный специалист по ландшафтной архитектуре ГМЗ«Петергоф»

Автор: