Посадки в пост-природном мире
Посадки в пост-природном мире
Казань, Сессия Форума "Зелёная стрела"
1-3 апреля 2019 г.
Журнал "Зелёная стрела"
Меню раздела

Городской исторический сад. Право живой истории.

Летний сад – особенно яркий пример реставрации, вызвавшей острую дискуссию в обществе. Что произошло? Вопреки желанию общественности «оставить все как есть», ибо все ценно и все важно, да и привыкли к тому, что есть; была выбрана совсем другая позиция: «музейный сад» с другими приоритетами.

У России драматичные отношения с Историей. Российская История коварна, опасна в своей непредсказуемости прошлого, неожиданна в своих диких скачках и поворотах. Современному поколению россиян пришлось пережить на своем веку такие сокрушительные и масштабные исторические вехи, которые раньше могли протекать не одну сотню лет. Вот Римская Империя – разваливалась потихоньку несколько веков, незаметно пришла эпоха Средневековья. Кто может назвать точную дату развала Римской Империи?

Летний сад. Фото: Terina Studio

А мы можем назвать наши даты: Крушение Российской Империи, возникновение новой исторической общности: «Советский народ». Стремительно, как скоростной состав, пронёсшаяся история Советского Союза, с крушением цивилизации социализма на последнем перегоне. Мы еще не успели до конца проностальгировать  утерянное: «За Веру, Царя и Отечество», как уже ушло в прошлое и стало ностальгией: «Мир, труд, май. Пролетарии всех стран, соединяйтесь!» Хочется взять тайм-аут и отдохнуть от участия в истории. Разойтись по домам, потирая ушибленные места, вернуться к традиционным ценностям, ощутить важность того, что происходит именно с тобой – вне связи с Государственной идеологией и историей. Тем более, что Государство перестало ставить цели перед нашим обществом, старая идеология ушла, новая не пришла.

Летний сад. Фото: Terina Studio

Мы не историки. Занимаемся садами и парками. Размышления об Истории помогают нам понять, что происходит с нашими историческими садами и парками сегодня.  Что же такого происходит в городских исторических садах Петербурга: в Летнем Саду, Михайловском саду, Таврическом саду или в парке Монрепо в Выборге? Сегодня обществом не принимается ни один проект реставрации исторического сада как «благо», но исключительно, как «вредительство», как несомненное «зло», направленное против общества. Недовольство, глухое раздражение, разочарование – сопровождают проекты с самого начала и до конца. Голос профессионалов – неубедителен. Почему? А потому, что не умеют ландшафтники вести дебаты с обществом. А еще потому, что сами проектные решения бывают спорными и неубедительными. Перманентная дискуссия профессионалов о том как поступать с историческим садом, каковы основополагающие принципы реставрации сада продолжается, позиции наши малопонятны обществу, а значит напряженный дискурс противостояния и неприятия будет только нарастать. Почему вообще возникла эта ситуация? С какой стати реставрационные проектные решения должны быть приняты, поняты и одобрены обществом?  Ведь эти сады создавались по воле конкретного Лица, владельца и по проекту конкретного архитектора. Общественность тут была не при чем.


Можем ли мы игнорировать общество? Разумеется, нет. Не можем. Можем ли мы слушать «советы» общества и пытаться подстроить проект под эти «пожелания». Тем более нет. Опасный и неправильный путь.
А что мы должны и можем сделать?

Во-первых, мы должны иметь свою позицию. И это должна быть настоящая позиция, крепкая позиция, хорошо аргументированная позиция, за которую не жалко ломать копья и сражаться. Концептуальная неразборчивость недопустима.
Во-вторых, мы обязаны понимать, что происходит с обществом, каковы его чаяния и ожидания, каковы его сегодняшние взаимоотношения с общественным парком, и каким образом мы можем вторгаться в эти отношения, не ломая, а развивая их, корректируя их.

Приступая к реставрации исторического сада, нужно знать ответ на главные вопросы: что мы делаем? и для кого мы это делаем? Но не на уровне общих фраз, а на уровне честного и глубокого смысла. Парк может быть музейным объектом, а может быть местом для жизни людей. Нужен правильный выбор, от которого зависит расстановка приоритетов.

Если вы читаете эту статью, вам может быть интересна эта программа:

Парки живут достаточно долго. Для многих людей парк, городской сад – это не просто публичное пространство, в котором проведено некоторое количество времени. Это – часть их жизни, счастливые моменты, воспоминания, свои тропинки и любимые уголки, которые неразрывно связаны в единую ткань содержания жизни. И кроме всего прочего, любимый сад играет роль исторической константы, которая помогает людям переживать драматичные периоды истории. Наше общество травмировано бурными историческими переменами, поэтому оно не хочет, чтобы в парках что-то менялось вообще. Оно хочет видеть старые деревья и скамейки на своих местах, дорожки и тропинки там, где они привыкли их видеть. Пусть все останется так, как есть. Ценность всего, что парк успел «набрать в пути» признается равнозначной первоначальному замыслу, а значит все должно оставаться на своих местах. Нужна такая реставрация, после которой можно сказать: «Отлично, ничего не изменилось!» Да, если мы создаем место для жизни людей, то такой подход будет оправдан. Но если мы создаем музейный объект, который апеллирует к замыслу создателя парка, к исторической достоверности, то приоритеты будут другими.

Летний сад. Фото: Terina Studio

Надо сказать, что от парка невозможно добиться аутентичности, идя путем невмешательства в сложившуюся ситуацию, пассивного наблюдения за ней.  Это путь к деградации. И специалисты очень хорошо видят, на каком этапе деградации находится конкретный исторический сад, они говорят об этом. Но поскольку сегодня ВСЕ наши исторические городские сады находятся на какой-то стадии деградации, серьезно к этим заключениям не относятся, а скорее, как к привычному «профессиональному нытью» ботаников-дендрологов, которым по статусу положено говорить о проблемах в саду. Но кроме биологической деградации в наших исторических городских садах присутствует культурологическая деградация, и коммуникативная деградация. Это потеря культурного кода исторического сада, его изначального смысла и роли в жизни общества.  Коммуникативная деградация – это когда нет диалога между посетителем и парком, элементарно скучно, в парке не хочется оставаться долго, из него спешат уйти. Особенно обидно, когда реставрация не справляется в полной мере с этими процессами.

Летний сад. Фото: Terina Studio

Летний сад – особенно яркий пример реставрации, вызвавшей острую дискуссию в обществе. Что произошло? Вопреки желанию общественности «оставить все как есть», ибо все ценно и все важно, да и привыкли к тому, что есть; была выбрана совсем другая позиция: «музейный сад» с другими приоритетами. Сад очень сильно поменял свой облик, он стал другим. Этого саду не простили. Началась беспощадная критика принятых решений. Но какова бы не была критика – Летний сад уже не будет прежним. Возможно, если бы чудесным образом машина времени перенесла всех создателей и преобразователей сада - Петра I, Леблона, Екатерину II - в наше время, и под проектом реставрации стояла их собственноручная подпись, не факт, что даже в этом случае проект не был бы подвергнут такой же уничижительной критике. Хотя и сам проект – был бы другим.

Петр, как новатор и сторонник радикальных мер, снес бы старый Летний сад, как неактуальный и построил Новый Летний сад – лучший в Европе. А Екатерина настояла бы, чтобы он был пейзажным. И конечно к проекту прилагалась бы пара царственных Указов, что в этом парке надлежит делать, как себя публике вести и чем прилично заниматься. Это конечно шутка, а вот отсутствие современного маркетинга территорий исторических садов и парков – это уже не шутка, а серьезный стратегический вопрос. И возможно, один из выходов в сложившейся ситуации. В Летнем саду разрушена старая семантика, которая была близка и понятна посетителям. Но ведь новый образ нужно грамотно подать, нужно создавать и предлагать сценарии пребывания в саду, организовывать события, нужно налаживать коммуникации сада и посетителя.

Летний сад. Фото: Terina Studio

В начале работы такого объекта нужна избыточная система информации и навигации по саду: информационные стенды, плакаты, буклеты, аудиогиды в ключевых местах. Донести до людей значение и содержание нового сада. Раз уж мы потеряли образ старого,  меланхоличного сада, в котором можно побродить со своими мыслями наедине, и получили бодрые коридоры из шпалер, нужно дать людям нечто новое, что восполнит потерю. Нужно, чтобы сад имел главную маркетинговую идею, вокруг которой можно формировать новые сценарии и традиции посещения сада. Мы хотим преподнести образ Петровского сада?  Так давайте кроме фонтанов предложим что-то еще. Экскурсии для детей с костюмированными сценами, Летний кукольный театр  - постановки  русских классиков, любивших и ходивших в Летний сад. Музыкальные гостиные, в которых звучит живая музыка эпохи барокко. Фестиваль Басен Крылова. Реставраторы уходят из сада, оставляя посетителя один на один с результатом своего творчества. И это не помогает  нам принять и понять новый образ. Впереди – реставрация парка Монрепо. Очередной культурологический шок для тех, кто знает и любит старый парк. Может быть, пройдя опыт Летнего сада, вопросу маркетинга территории парка будет уделено более серьезное внимание…

 

Автор: