Обучение онлайн
Обучение онлайн
Вебинары и видеокурсы
присоединяйтесь!
Журнал "Зелёная стрела"
Меню раздела

Обзор представителей рода Клен (Acer L.) и возможности их применения в современных садах

В Санкт-Петербурге клёны выращиваются в трёх ботанических садах. Интродукционная работа здесь началась одновременно с основанием новой столицы, с первой четверти XVIII века. Старейшим является ботанический сад Ботанического института им. В.Л. Комарова РАН на Аптекарском острове, бывший Аптекарский огород. Указ о его основании подписал Роберт Эрскин, врач Петра Первого, в феврале 1714 года.

В Санкт-Петербурге клёны выращиваются в трёх ботанических садах. Интродукционная работа здесь началась одновременно с основанием новой столицы, с первой четверти XVIII века. Старейшим является ботанический сад Ботанического института им. В.Л. Комарова РАН на Аптекарском острове, бывший Аптекарский огород. Указ о его основании подписал Роберт Эрскин, врач Петра Первого, в феврале 1714 года.
Другим важнейшим интродукционным центром является ботанический сад Лесотехнической академии, здесь дендрологический сад основан в 1833 г. В настоящее время в ботанических центрах города  накоплен большой опыт выращивания древесных экзотов, в том числе и клёнов, созданы хорошие коллекции. Отсюда лучшие из них попадают в городские сады и парки и уличные посадки, пополняя ассортимент зеленых насаждений.


Род Клён – самый крупный род деревьев в Северном полушарии. К клёнам относится от 160 до 220 видов и подвидов деревьев, реже кустарников, с супротивным расположением листьев. В природе они обычно не образуют сплошных насаждений и встречаются в примеси к другим широколиственным породам, реже к хвойным.

К семейству Кленовых (Aceraceae) относится 2 рода: Диптерония (Dipteronia Oliv.) и Клён (Acer L.).  У Диптеронии крыло окружает семян почти равномерно со всех сторон, семя почти в центре крылатки, листья перистые, из 7-15 листочков. У Клёна крыло вытянутое с одной стороны семени, листья простые (редко о 3-5 листочках).

Диптерония может расти в открытом грунте в Санкт-Петербурге, но недолговечна и вымерзает в холодные зимы. Может стать более перспективной в связи с потеплением климата. В настоящее время у нас в арборетумах отсутствует, представлена молодыми растениями на питомнике и в оранжерее. Клёны – самый богатый род в коллекциях живых древесных растений, в ботаническом саду БИН – 50 видов и форм.

В ботаническом саду ЛТА растут и другие виды клёнов, которых нет в БИН. Среди них есть особи крупных размеров и возраста. В том числе, посаженные Эгбертом Людвиговичем Вольфом, который создал основы современной коллекции. В сентябре этого года  исполнится 150 лет со дня его рождения.

В Санкт-Петербурге единственный аборигенный вид клёна (представитель местной флоры) – это клён остролистный, или платановидный (Acer platanoides L.), все остальные – интродуценты. Но, даже клён остролистный, здесь, в подзоне южной тайги, находится у северной границы своего ареала.

Из биологических особенностей клёнов можно отметить их исключительную полигамность: среди них встречаются и двудомные, и однодомные растения, с разными типами цветения: протандричные или протогиничные; они могут менять пол. Всё это надо знать, если мы хотим заниматься семеноводством и выращивать клёны из семян.

Клёны – хорошие парковые деревья и кустарники с красивой листвой, разнообразной по форме и окраске, особенно в осеннее время: ярко-желтой, оранжевой или красной самых разнообразных оттенков. У некоторых видов декоративны и цветки, которые обычно распускаются одновременно или несколько позже листьев, но у некоторых раньше.  У некоторых изумительно красивая кора. Все клёны медоносы.

Наиболее богата клёнами Восточная Азия. Это, прежде всего, провинции Сычуань и Юньнань Китая. Много видов клёна  в Японии. Богат клёнами и российский Дальний Восток. В большинстве случаев, это горные растения, но могут выращиваться и в равнинных условиях.

Многие виды растут быстро. Клены сравнительно теплолюбивы, особенно японо-китайские и средиземноморские. Но многие вполне и сравнительно зимостойки не только в Санкт-Петербурге, но и севернее.
Вообще, с самого начала, деревья, в том числе и клёны, стали подразделяться на группы по степени зимостойкости и, соответственно, перспективности. 300-летний опыт показал, что лишь около половины испытанных видов пригодны у нас по своей зимостойкости для более широкого внедрения в культуру (а из-за других лимитирующих факторов это число еще меньше).

Поначалу, когда еще не было теории и практики интродукции и акклиматизации растений, материал для посадки привозили из стран с более мягким климатом и из южных районов России. Оказалось, что не все из этих деревьев могут расти, по выражению Эгберта Вольфа, «на пороге угрюмого Севера».

Основным фактором, ограничивающим интродукцию клёнов растений в Санкт-Петербурге, является зимостойкость. Это, прежде всего, морозостойкость, которая  оценивается через повреждаемость растений отрицательной температурой, а также устойчивость к выпреванию, вымоканию и другим неблагоприятным зимним факторам (промерзание почвы, отсутствие снежного покрова в отдельные зимы, резкие колебания температуры воздуха в конце зимы и др.).

При введении клёнов в более широкую культуру, из ботанических садов в озеленение, на первый план выступают не биологические и декоративные,  а экологические свойства. Это устойчивость к зимним морозам, в меньшей степени – к поздневесенним заморозкам, а также устойчивость к промышленным загрязнителям. Виды и формы, обладающие толерантностью по этим двум показателям, являются, в первую очередь, перспективными для озеленения. Затем учитываются их санитарно-гигиенические, эстетические свойства, экономичность выращивания и особенности содержания в культуре. В загородной среде исключительно важна устойчивость к морозам.

Клёны требуют, в основном, плодородную почву. Среди них имеются как весьма засухоустойчивые виды, так и чувствительные к недостаточной влажности почвы или сухости воздуха. Сильно колеблется требовательность отдельных видов к свету, хотя большинство видов относительно теневыносливы, особенно в молодости.

Виды, достигающие размеров крупных деревьев, слишком большие для приусадебных садовых участков, зато они незаменимы как парковые деревья. Но среди кленов достаточное число видов, которые достигают небольших размеров, пригодных для самых взыскательных садовников. У клёнов прекрасное внешнее строение деревьев и грациозные формы кроны с ажурными разрезными листьями. Всё это делает их желанными и любимыми в наших садах.

Такие виды, как клён татарский (Acer tataricum), красивы летом своими розово-красными созревающими крылатками. Осенью крылатки буреют, а листья желтеют или зелёными побиваются первыми морозами.

Клёны, в целом, хорошо реагируют на плодородие почвы (но сырая глинистая почва способствует более сильному обмерзанию). Они могут расти и в обычных условиях, и, в общем, не требуют особенных забот.
Крупные деревья хороши в аллеях, для создания больших групп и рощ, для одиночной посадке в парке. Клёны меньших размеров также хороши как одиночные деревья или в небольших группах, их можно сажать на опушках, сочетать с хвойными и рододендронами, использовать в японских садах и на альпийских горках.

Сокодвижение у клёнов начинается очень рано весной и отличается большой интенсивностью. В это время поранение ветвей и побегов вызовёт обильную потерю сока. Поэтому при необходимости обрезку или прореживание у них нужно делать в другое время года.
В соке всех видов клёна содержится довольно много сахара, причём у некоторых американских видов, например у Acer saccharum и его подвидов, в таком значительном количестве, что они и до настоящего времени в Канаде используются для промышленного получения кленового сахара и сиропа.

Древесина клёнов используется в качестве столярного леса, для производства мебели, на детали машин, для изготовления спортинвентаря, в производстве мебели и в особенности для изготовления музыкальных инструментов (смычковых).

Золотая осень – самое красивое время в петербургских садах и парках. Шелестят опадающие листья, деревья постепенно оголяются. На этом этапе года изумительно красивы алые и жёлтые листья клёнов. Начало пожелтения клёна остролистного – индикатор второго феноэтапа «Начала осени» по Календарю природы.


Клён остролистный (Acer platanoides) – прекрасное парковое и аллейное дерево, до 30 м высоты. Этот вид имеет множество форм и разновидностей: густая правильно-округлая крона шаровидной формы (‘Globosum’), рассечённолистная (‘Palmatifidum’), плюшелистная (‘Stollii’), с тёмной окраской листьев (‘Schwedleri’), краснолистная (‘Rubrum’), тёмно пурпурнолистная (‘Faasen’s Black’ и ‘Royal Red’) и многие другие.

Тем, кто любит красные клёны, можно порекомендовать действительно настоящий красный клён, который так и называется по-латыни (Acer rubrum). Это американское дерево известно в культуре с середины XVII века и хорошо зарекомендовало себя в Санкт-Петербурге, как зимостойкое и долговечное растение, способное достигать высоты более 20 м. Весной, в наряде своих многочисленных алых цветков, появляющихся до распускания листьев, этот клен не менее красив, чем осенью, когда его крона блестит в ярко-красных  и оранжевых тонах. Это хороший вид для создания аллей, крупных групп и как одиночное дерево, переносит городские условия, но растёт медленнее клёна серебристого.

По своему изяществу едва ли какой клён может соперничать с американским серебристым клёном (Acer saccharinum), который в природных условиях достигает 40 м высоты и образует живописную поникшую разветвлённую крону. Его глубоко разрезные листья имеют серебристо-серую нижнюю поверхность. Очень эффектно смотрятся одиночные экземпляры, особенно на берегах водоёма. У формы Виера (‘Wieri’) особенно узко рассечённые листья, крона отдельно стоящих деревьев низко опущенная с длинными плакучими ветвями. Он ежегодно и обильно цветёт, но плоды в условиях Петербурга бывают крайне редко из-за очень раннего цветения, цветки повреждаются морозами. Его крылатки, как и клёна красного, созревают уже в начале лета. Их надо сеять сразу же, иначе они потеряют всхожесть. К осени из них уже вырастут однолетние сеянцы.

В континентальной части российского Дальнего Востока остролистный клён замещает клён моно или мелколистный (Acer mono), немного меньших размеров, а на Сахалине и Курильских островах вместо него растёт клён Майра (Acer mayrii), оба вида зимостойки в Петербурге.
В последние годы в Западной Европе и у нас в России, всё более модными становятся так называемые японские сады. Пейзаж японского сада поражает своей необычной формой, изящной красотой и композицией. В Японии, самобытной стране с величайшими традициями садово-паркового искусства, особо почитается клён, символ вечности и величия. Багряный клён осенью на нейтральном зелёном фоне подстриженного газона является истинно японским элементом сада. Весной распускающиеся ажурные светло-зелёные кленовые листья красиво смотрятся на фоне тёмной стены хвойных деревьев. Клёны придают японскому саду пейзажный цветовой контраст. Клён хорошо подходит для создания бонсаи – извилистых деревьев причудливого облика и миниатюрных размеров.

В Японии издавна культивируется клён дланевидный (дланелистный) или веерный (Acer palmatum), где является одним из любимых растений и имеет свыше 1000 садовых форм. По яркой окраске листьев и изяществу их форм он может соперничать с наиболее известными цветочными культурами. Однако на Северо-западе России он недостаточно зимостойкий и более известен как оранжерейное дерево.


Наиболее близок к клёну дланелистному клён ложнозибольдов (Acer pseudosieboldianum) – гость с юга Приморского края и соседних районов Китая и Кореи. В природе это небольшое изящное дерево с густой кроной, выделяется округлыми разрезными листьями с 9-11 лопастями. Один из красивейших клёнов, перед распусканием выделяется краснеющими почками, чуть позже его украшают изящные свисающие желтовато-пурпурные цветки, а осенью листья окрашиваются в роскошные алые, огненно-красные и желто-оранжевые тона. Это самый зимостойкий из японских и китайских вееролистных клёнов, и у нас может вместо них использоваться в японских садах. Как медленно растущий, он может применяться в альпинариях и на участках ограниченных размеров.

Явор, или клён ложноплатановый (Acer pseudoplatanus) – преимущественно горная порода средней и южной Европы. Как быстрорастущее парковое и аллейное дерево с густой шатровидной кроной, явор не менее ценен, чем остролистный клён, но более пригоден для южных районов. В Петербурге достигает размеров дерева второй величины (до 15 м или выше), цветёт, плодоносит и даёт самосев, однако чувствительнее к морозам, чем местный вид клёна. От клёна остролистного он резко отличается длинными свисающими кистями зеленовато-жёлтых цветков, цветёт гораздо позже. У формы Леопольда (‘Leopoldii’) листья при распускании с розовыми пятнами, а у другой пестролистной формы (‘Flavo-variegatum’) – с жёлтыми пятнами.

Клён зеленокорый (Acer tegmentosum) с Дальнего Востока отличается красивой сизополосатой корой ветвей и молодых стволов, а также крупными трёхлопастными листьями, осенью окрашивающимися в яркие жёлтые тона. Весной, в начале мая, украшают его и появляющиеся вместе с молодыми листочками изящные свисающие кисти жёлтых цветков. Этот вид, а также похожий на него клён пенсильванский (Acer pensylvanicum) пригодны для садов ограниченных размеров, в том числе для дачных участков. В Петербурге клён зеленокорый разводится из своих семян, которым нужен длительный период стратификации, и они обычно всходят только через год после посева.

Клён гиннала, или приречный (Acer ginnala) – другое дальневосточное дерево, обычно до 6-7 м высоты, но может быть и выше, с изящными глубоко-лопастными листьями, которые осенью приобретают великолепную, обычно алую окраску. Его, как и близко родственный ему клён татарский (Acer tataricum), можно встретить в озеленении, в садах и парках нашего города. Татарский клён – невысокое, часто многоствольное деревце, с почти цельными листьями и гладкой тёмно-серой или почти чёрной корой. В Санкт-Петербурге этот вид российской флоры стал известен в культуре одним из первых, ещё в середине XVIII века, и проявил себя как вполне выносливый.

Полутенистые места красиво оживляются американским клёном колосистым (Acer spicatum), который представляет собой кустистое деревце, до 7-10 м высоты. Он обращает на себя внимание в начале лета во время цветения, когда на концах молодых побегов появляются торчащие метёлки зеленовато-жёлтых соцветий, и особенно осенью перед опадением листьев. У нас на Дальнем Востоке растёт его близкородственный вид – клён жёлтый (Acer ukurunduense), который можно использовать для тех же целей.

Как дерево второго яруса, известен неприхотливый европейский клён полевой (Acer campestre). У нас он бывает кустовидной формы или достигает размеров дерева до 10-15 м высоты, переносит стрижку, теневынослив и относительно засухоустойчив. В природных условиях растёт на богатых почвах, часто содержащих известь. В более южных районах он пригоден для живых изгородей и широко для этого применяется, у нас обычно используется как одиночное парковое дерево. В суровые зимы может обмерзать, поэтому для посадки требует защищённых от ветра, сухих и тёплых мест.

Американский клён ясенелистный (Acer negundo) широко известен повсюду. В южной России это сорный вид, агрессивно внедряющийся в местные растительные сообщества. Однако этот вид интересен многими красивыми и причудливыми садовыми формами: золотистая (‘Auratum’), золотисто-окаймлённая (‘Aureo-marginatum’), Фламинго» (‘Flamingo’) – листья с розовыми и белыми пятнами и другие. К красивейшим из малорослых видов, родственных клёну ясенелистному, относится клён виноградолистный (Acer cissifolium) из Японии и клён Генри (Acer henryi) из Центрального Китая, с тонкими побегами и ажурными листьями из трёх листочков. Но они менее зимостойки, хотя и могут расти в открытом грунте в Петербурге.

Позже многих других видов появился в культуре клён маньчжурский (Acer mandshuricum), до сих пор известный в основном лишь в ботанических садах. В уссурийской тайге на юге Приморского края это стройное дерево до 20 м высотой. Он прекрасный солитер, имеет ажурную крону и привлекателен в цветении, выделяется окраской молодых многочисленных крылаток, но особенно великолепен осенью, издали заметный своими жёлто-красными или розовыми опадающими листьями.

Клён бородатый (Acer barbinerve) начинает желтеть осенью одним из первых. Этот дальневосточный вид, как и некоторые другие клёны, двудомный – на одном дереве у него появляются мужские цветки, на другом женские, на рыльце которых попадает пыльца мужских цветков. Бородатый клён вполне зимостоек и некрупных размеров, поэтому привлекателен для небольших садов.

Размножают клёны посевом обескрыленных плодов; семена при этом из плодовых гнёзд не освобождают. Высевать семена следует сразу после сбора осенью или весной после стратификации. Стратифицировать большинство видов следует 3-4 месяца, причём вторую половину срока под снегом. Некоторые клёны стратифицирются очень короткий срок, некоторые – очень долго (до 1 года).
Семена заделывают на глубину 3-4 см. Прорастание обыкновенно идёт одновременно.  Семена обладают высокой степенью партенокарпичности, иногда пустыми и не всхожими могут быть до 90% урожая. Всходы клёна крупные, с линейно-ланцетными, округленными на конце семядолями, развиваются быстро, не боятся весенних заморозков и в обычных условиях не нуждаются в специальной защите.  В молодом возрасте клён пересадку переносит хорошо; при подготовке более крупных саженцев для декоративных целей их следует предварительно подготовить и прошколить.
Черенки укореняются лишь у отдельных видов, с трудом и в незначительном количестве, поэтому формы размножают в основном прививкой. Некоторые из садовых форм передают свои свойства незначительному числу сеянцев семенного потомства, в этом случае надо делать отбор. Такие виды, как клён ясенелистный, красный и некоторые другие, можно размножать также отводками во влажной почве.

Хотелось бы немного рассказать о некоторых проблемах и перспективах разведения клёнов. Климат нашего региона неустойчивый, переходный от морского к континентальному, абсолютный минимум -36о С в городе и -43о  в окрестностях.

По европейской карте зон зимней устойчивости древесных растений Санкт-Петербург находится в 5 зоне (Фирсов, 2003). Изотерма среднеминимальной температуры воздуха  -29о огибает побережье Финского залива (в условиях климата последней четверти ХХ в.).

По агроклиматическому районированию Ленинградской области большая часть территории города относится к V, самому теплому району, и самому теплому, V1, из двух подрайонов. Имеет большое значение, в каком из районов этой карты вы собираетесь разводить свои клёны.

Сравнительно небольшой возраст многих выращиваемых у нас клёнов есть следствие того, что они неоднократно вводились в культуру в разные годы, даже могли цвести и плодоносить, но через некоторое время погибали после суровых зим. Ряд сравнительно теплолюбивых видов могут существовать здесь только в промежутке между аномально суровыми зимами.
В XX веке к таким можно отнести зимы 1939-40, 1941-42, 1955-56, 1978-79, 1986-87: пять зим на 60 лет, то есть, в среднем через 12 лет. В период похолодания климата в середине XX в. повторяемость суровых зим была чаще. Однако за прошедшие 23 года после зимы 1986-87 г. таких зим с катастрофическими последствиями для древесных экзотов не было.

Даже учитывая критические зимы, в ряде случаев культура таких более «нежных» растений оправдана (в научных коллекциях, опытных посадках, на участках садоводов-любителей, или если растение обладает особыми декоративными качествами). Но для уличного озеленения и ведущего ассортимента, конечно, пригодны лишь наиболее зимостойкие деревья и кустарники. Можно ожидать, что, с потеплением климата в последние десятилетия, сократится число и повторяемость холодных зим. Хотя, это не исключает вероятности их повторения в будущем.
Негативные последствия участившихся в последние годы теплых или «провокационных» зим выражаются в повреждении начавших рост почек в результате возврата холодов. Это сказывается, главным образом, на цветении и плодоношении растений, но не приводит к их гибели. Некоторые виды, после последних теплых зим стали заметно обмерзать, что характерно для растений с коротким периодом покоя.

В связи с потеплением климата многие виды, которые по наблюдениям дендрологов XIX – начала XX вв., считались сильно обмерзающими и даже вымерзающими с корнем, сейчас и особенно в будущем могут представлять интерес для озеленения как вполне и сравнительно зимостойкие.

За последние 30 лет фенологическая весна в Санкт-Петербурге стала наступать на 11 дней раньше. Увеличилась продолжительность вегетационного сезона. Число теплых зим возросло с 6 до 16, а число холодных уменьшилось с 9 до 5. Возросла теплообеспеченность как теплой, так и холодной части года.

Для Санкт-Петербурга важным является постепенное качественное обогащение дендрофлоры, в том числе представителями рода Acer, особенно в крупных садах, парках и лесопарках. При сравнении Санкт-Петербурга с соседними скандинавскими странами особенно заметна нехватка декоративных форм и культиваров (Firsov, Buligin, Thogersen, 1994). Нужна реконструкция многих скверов, бульваров, уличных посадок, городских парков, с  заменой и удалением больных, потерявших декоративность, сильно обмерзающих и представляющих угрозу деревьев. В то же время, требуется сохранение старых и исторических деревьев, ценных своим возрастом и размерами, для них нужен индивидуальный подход .

В ботанических садах разрабатывается ассортимент перспективных видов и форм, отсутствующих в озеленении города. Это растения, которые имеют определенные отличия и преимущества от уже применяемых в озеленении. При условии размножения и внедрения таких деревьев и кустарников, ассортимент Санкт-Петербурга может заметно расшириться.

С учетом тенденции к потеплению климата (особенно заметно с 90-х годов XX века) могут стать перспективными виды, более длительно вегетирующие, не только с коротким, но и более продолжительным ростом побегов. Некоторые могут украсить наши парки большее время и в разные сезоны года, с феноэтапов «Оживления весны» до «Золотой осени».  А клёны с красивой корой – даже зимой.

Некоторые виды клёна есть в городских зеленых насаждениях (иногда представлены случайными или вообще единственными экземплярами), но заслуживают более широкого применения. Многие из них не могут быть видами массового распространения (по своим биологическим особенностям, из-за сложности агротехники, по эстетическим свойствам и. т.д.). Тем не менее, следует стремиться перевести лучшие из них, из единичного, хотя бы в ограниченный ассортимент (Acer saccharinum).

В более теплообеспеченных центральных районах города ассортимент может быть богаче, но растения здесь находятся в более жестких условиях по отношению к газо-дымоустойчивости и антропогенной нагрузке. Большим недостатком культуры древесных в центре города является периодическое отсутствие снежного покрова, когда растения могут обмерзать даже сильнее, чем в загородной среде. Но в целом, конечно, за пределами городской черты зимостойкость растений ниже, по сравнению с таким «островом тепла», каким является Санкт-Петербург.
Климатологами и метеорологами делаются различные прогнозы. Ко второй половине XXI века ожидается повышение глобальной температуры на 0,8-4,0о С. При этом предполагается одновременно увеличение количества атмосферных осадков, особенно в теплый период года. Однако прибавка осадков не в состоянии будет компенсировать повышение температуры, поэтому годовой и летний коэффициенты увлажнения начнут существенно снижаться. Ожидаемое глобальное антропогенное потепление вызовет общую аридизацию биоклиматической системы. На этом фоне ожидается усиление межсезонных климатических контрастов: лето будет становиться все более жарким и сухим, а зима – все более теплой и мягкой.

Что мы видим сейчас в Санкт-Петербурге?  Два первых десятилетия XIX века были исключительно холодными. Середина и конец его характеризовались умеренно холодными зимами с относительно не сильными, но устойчивыми морозами. Позже, в XX веке характер зим изменился. Они стали теплее, с длительными оттепелями и периодическим отсутствием снежного покрова. Что касается осадков, то их влияние на древесные растения в условиях Санкт-Петербурга не является лимитирующим, кроме некоторых особых случаев. В настоящее время количество осадков по сравнению, например, с периодом интродукционной деятельности Р. И.  Шредера  в Императорском Лесном Институте, заметно возросло.

При аридизации климата с длительными летними засухами, для озеленения Санкт-Петербурга значение приобретут ксерофитные виды из Центральной Азии и других флористических районов с засушливым климатом. При возрастании количества осадков мы можем столкнуться с проблемой массового развития грибных болезней и, возможно, отказа от культуры некоторых видов деревьев и кустарников. Так, дождливым летом прошлого (2008 г.) были покрыты мучнисто-росяными грибами листья как многих экзотов, так и видов местной флоры, что сильно снижало их декоративность. При потеплении климата увеличится вероятность вспышек массового размножения вредителей.

На фоне меняющегося климата необходимо продолжать интродукционные испытания. При дальнейшем его потеплении может расшириться ассортимент за счет переставших обмерзать видов. С другой стороны, некоторые древесные, которые в XX веке переносили даже холодные зимы, могут стать неперспективными. Может заметно расшириться география регионов земного шара, откуда мы можем интродуцировать устойчивые в открытом грунте виды.

Нужно осваивать многолетний опыт ботанических садов и внедрять новые устойчивые и эффективные древесные растения, в том числе и клёны, которые украсят наш северный город в третьем тысячелетии и помогут улучшить среду обитания жителей Санкт-Петербурга. Это будет способствовать и сохранению биоразнообразия.

Фирсов Геннадий Афанасьевич , старший научный сотрудник Ботанического института Российской Академии наук, кандидат биол. наук, член Международного дендрологического общества.

Из материалов 1-й учебно-практической конференции АНО "Зеленая стрела" на тему "Древесные растения в ландшафтном дизайне" (13 марта 20010 г.).

Если вы читаете эту статью, вам может быть интересна эта программа: