Журнал "Зелёная стрела"
Меню раздела

В ноябре 2011 г. вышла интересная статья о русских садах и дизайне м-ра Дж. Брукса

История и окружающий пейзаж - это ключ к русскому саду - пишет Джон Брукс после двух визитов в нашу страну в известном периодическом издании The Telegraph. Предлагаем вам ознакомиться с переводом этой небольшой статьи.

"Я побывал в России в начале этого года, когда  приехал в Москву на Международную весеннюю садовую выставку (ДОМ и САД. Moscow Garden Show) - шел снег, конечно. Дорога от аэропорта была забита, и потребовалось несколько часов, чтобы попасть на место проведения выставки. Мое запоздалое прибытие оставило мне всего 20 минут или около того, чтобы судить о лучшем маленьком саде на приз российского издания журнала "Дом и сад", до начала роскошного обеда и вручения наград.

Каждый из шоу-садов был посвящен садовой знаменитости и должен был представлять некоторый аспект его характера. Однако, поскольку я не знал никого из знаменитостей, эта концепция прошла мимо меня. Мне также не удалось обнаружить каких-либо признаков весны - я думал, шоу будет полно нарциссов и гиацинтов. Вместо этого, было много искусственных цветов вишни и больших, раздутых гортензий.

На выставке было множество стендов с прекрасной садовой мебелью, и целый зал по соседству, полный саун, барбекю и летних кухонь – дружно ожидающих лета – и, без сомнения, олигарха, который бы их купил.

Но основной целью моего визита было проведение мастер-класса по садовому дизайну с переводчиком. Моя аудитория - около 200 человек - казалось полной энтузиазма в отношении английского коттеджного сада, который я никак не мог примирить со всеми этими саунами и печами для пиццы. Многие участники владели  загородными домами, но обычно на заднем  плане у них обширный березовый или сосновый лес, исходя из соотношения с которым приходится работать. Разница в масштабах и стиле посадок просто слишком велика для того, чтобы получился  коттеджный сад.

На самом деле, существует очень мало хорошего современного дизайна для руководства владельца небольшого сада в России. Современные примеры, которые я видел, были в викторианском духе - с кусочками газона, суетливыми дорожками и абсолютно без ощущения широкого размаха.
Я еще раз посмотрел  шоу-сады, что заставило меня размышлять о них. Я продолжил, допытываясь у моих студентов, и говоря  о своем желании увидеть что-то русское в их проектах. Что я имею в виду? - спросили они. Я объяснил, что, хотя я видел сад, который передавал сущность Финляндии, а другой -  Японии, не было ни одного сада на шоу, глядя на который, я мог бы воскликнуть: "А, - Россия!".
Я пытался проанализировать для себя, как мог бы выглядеть современный русский загородный сад. Если оставить в стороне дореволюционную любовь к классицизму, был еще и удивительный всплеск модернизма в России с конца XIX века, и затем после 1917 года, в искусстве, архитектуре, музыке и танце.
Однако позднее было мало признаков этого стиля, безусловно, его совсем не было в дизайне внешних пространств. Интересно предположить, что было бы, возьми русский дизайн это направление - или, что новое поколение, возможно, готово вновь открыть для себя модернизм.

Новая поросль

Я также провел некоторое время в этом году в Санкт-Петербурге, проводя мастер-классы и давая оценку работе молодых профессиональных дизайнеров. Во время моей последней поездки в октябре я узнал о растущем интересе к дореволюционной культуре и историческим садам, в частности, - мне показали некоторые интересные реставрационные работы в Летнем саду Петра Великого, основавшего город в XVII веке, у Финского залива.
Реставрация - гигантский проект, который откроется публике весной следующего года. Во французском стиле, со стрижеными липовыми аллеями, новыми мраморными фонтанами и скульптурой, вольерами и оранжереями, он отражает великие аристократические традиции класса, который говорил на французском языке и видел в Версальском дворе источник вдохновения.

В Летнем Саду во время реставрации.

Я также увидел два сада XVIII, созданных в английском стиле. Эти более пересеченные ландшафты, усеянные храмами, были мгновенно узнаваемы, однако засажены березами, хвойными и ивой, а не дубом и буком.Первый из них, также ожидающий скорой реставрации, был парк Монрепо в Выборге, в двух часах езды к северу от Петербурга, в районе, который когда-то был частью Финляндии. В утреннем тумане сад казался едва ли не более японским по стилю, чем английским, - но прекрасным.

В парке Монрепо под Выборгом

Я также побывал в Павловском дворце на окраине Петербурга, бывшей русский императорской резиденции, который был великолепен. Он находится в окружении парка в более холмистом, английском стиле, действительно очень красивого.
Студенты, которых я учил, приехали со всей России. Масштабы страны огромны - почти за пределами моего понимания. Некоторые, конечно, были местными, но пятеро приехали из Сибири, по одному из Владивостока и с Кавказа. Один сказал мне, что живет гораздо ближе к США, чем к Санкт-Петербургу, через (я думаю) 13 часовых поясов. Однако, я напомнил им (и себе), что для садовых дизайнеров общим знаменателем, где бы они ни работали, являются люди - и как они живут на открытом воздухе.
Есть некая сопоставимая среда, к которой молодые дизайнеры могут обращаться за вдохновением. Тяжелые русские зимы не так уж отличаются от тех, что в Канаде - или же в Чикаго, центре современной архитектуры и дизайна с посадками в природном стиле. А в Санкт-Петербурге я видел некоторые местные сады с крупной планировкой, часто на заболоченной земле и окружающие новые, элегантно минималистские, загородные дома. Некоторые дизайнеры производят спокойные, сложные планировки с прекрасной геопластикой.
И они, наконец, используют местные растения - белый тополь, иву, лох и дерен с серебристой листвой. Все они, как правило, создаются на фоне природных березовых и сосновых лесов, что часто диктует масштаб, с которым российские садовники должны работать. Эти новые загородные сады - не слишком обильно цветущие и определенно не "коттеджные", но они прекрасны, в сдержанной, спокойный манере.

Так что, мои первые впечатления были ошибочными. Молодые русские дизайнеры создают новый русский стиль, заботясь, в то же время, о более старой традиции. Гласность в саду, наконец, можно сказать?
 
Перевод статьи: Екатерина Петрова, фотографии - Павел Блюменберг, Дмитрий Баранов.